Просто курорт

Научный руководитель Центра Ю.В. Белоусов – о ходе исполнения краевого бюджета в первом полугодии 2009 года. Газета «Business Class», №26 от 20 июля

Юрий Викторович, как Вы оцениваете динамику наполняемости регионального бюджета в 2009 году?

— Согласно официальным данным, наполнение бюджета Пермского края идет по плану с небольшим отклонением. В среднем по России собственные доходы бюджета страны за пять месяцев 2009 года снизились на 6%. В Прикамье на данный момент этот показатель сложился в размере 7,6%, то есть мы движемся в русле общероссийской тенденции. Отмечу, что по собственным доходам бюджета региона ситуация, несомненно, хуже. В целом по стране эта цифра уменьшилась на 17% по сравнению с прошлым годом. 
В начале года никто не решался делать прогнозов, кроме того, что ситуация будет ухудшаться, а вот какимим темпами — говорить было сложно. Впрочем, вспоминая минувшие годы, можно сказать, что бывало и хуже. По сравнению с бюджетным исполнением 1997-го, 1998-го годов сегодня это просто курорт. И действительно, страшного ничего не происходит.

Какие источники доходов бюджета пострадали в наибольшей мере (налог на прибыль и т. д.)? Какие процессы в региональной экономике стоят за этими цифрами?

— Пострадали абсолютно все отрасли производства, какие-то в большей, какие-то в меньшей степени. Я не могу привести пример ни одной отрасли края, которая сегодня испытывала бы подъем, хотя в целом по России такие примеры есть — та же пищевая промышленность. 
Наиболее уязвимыми, как и прогнозировалось, оказались такие отрасли, как строительство и производство стройматериалов, металлургия — как черная, так и цветная — и в некоторой степени нефтяная отрасль.
В 2009 году резко снизились цены на продукцию химической промышленности — минеральные азотные и калийные удобрения, метанол и прочее. Ситуация на мировых рынках для этих товаров сегодня оставляет желать лучшего. 
Что касается налоговых поступлений, то в целом по России сборы налога на прибыль сократились почти в два раза — на 43% с начала года. В Пермском крае ситуация ещё более драматическая: по итогам января — апреля объем поступлений по этому налогу сократился почти на две трети (-63%).
Среди других негативных тенденций — сокращение поступлений налога на доход физических лиц. По итогам января — мая рост уплаты НДФЛ в России составил 1%. А вот в июне произошел провал — минус 6% к прошлогодним показателям. Такая ситуация не может не беспокоить, так как для бюджета каждого субъекта Федерации это очень важный источник доходов.

Каковы ваши прогнозы по исполнению бюджета в целом за год?

— Очевидно, что по итогам полугодия прослеживается предположительная динамика развития событий. Сейчас ситуация на мировых рынках несколько «заморозилась», и показатели могут ухудшиться к концу года, но ненамного. В целом же картину минувшего полугодия можно экстраполировать на оставшиеся шесть месяцев.
Исполнение бюджета в первую очередь отражает состояние экономики. Если последняя начнет быстро расти, это отразится на бюджетных доходах, если же продолжит падать-то наоборот. Как поведет себя экономика — сказать очень сложно. Для Пермского края определяющим фактором, как и в прошлые годы, остается цена на нефть. Если ситуация на нефтяном рынке стабилизируется, нам будет гораздо спокойнее при прохождении кризиса.
По моему мнению, ситуацию не выправит повышение доступности кредитных ресурсов, о чем много говорят сегодня. Ведь активно займы использовали только строители и сезонные отрасли — сельское хозяйство и лесная промышленность. А сейчас положение дел вызвано не сумасшедшими процентными ставками, предлагаемыми банками. 
Россия заинтересована прежде всего в повышении цен на сырьевые ресурсы на мировых рынках. Сейчас существует перепроизводство ресурсов, и нужно ждать, пока они вновь станут дефицитными.

Располагает ли, на Ваш взгляд, Пермский край достаточным для прохождения кризиса объемом собственных доходов? Потребуется ли секвестр регионального бюджета в текущем году?

— К секвестированию бюджета власти будут обязаны прибегнуть только в одном случае — если регион не сможет выполнить обязательства по расходам. Судя по данным полугодия, возможно, мы до конца года выправимся: отставание в 6,7% не дает основания говорить, что секвестр нужен. Вполне вероятно, что мы уложимся в озвученный ранее бюджет.

Как изменится динамика исполнения бюджета в следующем году? Какие факторы на это повлияют?

— Все зависит от цен на нефть и сырьевые товары: если цена за баррель на мировом рынке станет расти — у краевого бюджета и самого края все будет замечательно, если же будет падать — ситуация будет обратной.

Существуют ли у региональных властей рычаги влияния на экономику с помощью расходования бюджетных средств? Разумна ли сегодня политика расходования бюджетных средств?

— На крупный бизнес региональная власть почти не может влиять. Чем Пермский край может помочь ЛУКОЙЛу, «Уралкалию», «Сильвиниту»? Это компании федерального значения и масштаба, и та поддержка, что требуется им, неподъемна для регионального бюджета. 
Сегодня существует три кластера, на которые краевые власти реально могут влиять, — строительство и производство стройматериалов, сельское хозяйство и пищевая промышленность, мясное хозяйство и мясопереработка. Здесь рычагов воздействия достаточно, но они мало используются. 
Например, нет внятных действий по поддержке строительной сферы. Один из примеров — выкуп квартир для нужд государства — мизерная и бессистемная помощь. Кроме того, вытягивая застройщиков, краевые власти забыли производителей стройматериалов, а ведь это неразрывно связанные направления. В годы советской власти понимание единства кластера было: когда собирались строить 1 миллион квадратных метров жилья в Пермской области, четко планировали, сколько потребуется заводов ЖБК, какие мощности по производству цемента нужно ввести, сколько использовать железнодорожных вагонов для перевозок. Сейчас же системного подхода нет. 
Нет конкретных действий в сфере развития мясопереработки Пермского края. Регион резко сдал позиции по сельскому хозяйству, прежде всего за счет снижения показателей местного свинокомплекса и ряда птицефабрик. А ведь раньше Прикамье стабильно входило в первую десятку сельхозпроизводителей России. 
Развитыми отраслями можно считать торговлю и общественное питание, но помогать здесь бизнесу я не вижу смысла. Нужно смотреть правде в глаза: малое предпринимательство не спасет нас в ближайшие годы. Малый бизнес занимает мизерную долю в валовом региональном продукте, и так будет ещё много лет.

Есть ли у вас данные о ситуации в регионах — конкурентах края? Как на их фоне выглядит Пермский край?

— Несомненно, что в Свердловской и Челябинской областях ситуация похуже, чем у нас. Но не потому, что там хуже работают, просто в этих субъектах выше концентрация металлургического производства. Ухудшилось положение дел в Красноярском крае, Тюменской области, Ханты-Мансийском автономном округе, Самарской области. Наиболее тяжело пришлось регионам, где экономика полностью зависит от мировых цен на нефть: рухнули цены — рухнула и экономика. У нас же цифры средние, примерно на уровне среднероссийской ситуации. 
Отмечу, что по доходности бюджета Пермский край раньше всегда был в первой, максимум, во второй десятке, и, наверное, остается там и теперь. А вот по расходам… Как были середнячками, так и остаемся.

 http://www.business-class.su/article.php?id=18077

24 июля 2009

г. Москва (495) 225-87-15
факс: (495) 225-87-16
E-mail:main@a-econom.com
 

Подробная контактная информация

© Центр прикладной экономики, 2007-2011

Создание сайта Амадо
отказаться от рассылки
Разработка сайта: WebService